Вторсырьё — самый «скромный» бизнес

Россия вступила в ломовой международный конфликт, основанный на спорах вокруг металлолома, сообщает www.argumenti.ru. Не исключено, что когда-нибудь его назовут «ржавая война».

Скандал начала организация под названием «Американская ассоциация потребителей металлолома». Ей не понравилось, что в марте 2012 года российское правительство ввело повышенную пошлину на экспорт металлического вторсырья и запретило его отгрузку через несколько крупнейших черноморских и дальневосточных портов. Ассоциация потребовала от правительства США надавить на Россию. Следом возбудились покупатели вторсырья в ЕС. Претензии — аналогичные. И пошло-поехало.

Ржавые миллиарды

Экспертов не удивляют ни дипломатические, ни криминальные сражения за старые железки. Металлургия крупнее, чем нефтянка. Она даёт 11% мирового ВВП. Тогда как на добычу чёрного золота приходится 7-8%. Что касается России, наш сталелитейный сектор — четвёртый по величине в мире. У российской экономики мощная стальная опора. Эта индустрия выпускает продукции на 1,8 трлн рублей в год, обеспечивает 18% экспорта и даёт работу 1,065 млн человек.

При чём тут вторсырьё? Основной закон этого бизнеса прост, как в каменных джунглях. У кого лом — у того и прибыль. Во-первых, по технологии, при производстве металла без вторсырья не обойтись. Классические мартеновские печи во всём мире массово заменили более экономичные электроплавильные агрегаты. Новым печам металлолом в работе нужен как воздух.

Во-вторых, выпускать сталь из вторсырья в два-три раза выгоднее, чем из железной руды. Ещё выгоднее переплавка цветных металлов. Например, производство алюминия из лома требует в 19 раз меньше энергии, чем по обычной технологии. Экономия по никелю — в девять раз, по меди — в шесть.

Понятно, почему за ломом идёт охота. При этом предложение очень ограничено. Металлургические концерны наперегонки гоняются за «ржавьём» по всему миру. Только китайские, турецкие, испанские и итальянские сталеплавильные предприятия готовы закупать 50-60 млн тонн лома в год. Тогда как реально удаётся наскрести всего 30 миллионов.

Основной источник металлической манны вовсе не страны третьего мира. Где им набрать столько отработавшей своё стали? Другое дело территория бывшего СССР. Кое-кто делает сумасшедшие деньги на том самом «ржавеющем наследии». Россия давно и прочно является крупнейшим в мире экспортёром металлолома.

Вроде бросовый бизнес. На деле — приносит доход, сопоставимый с выручкой от экспорта оружия. Вот цифры: в прошлом году вооружений продали на 9,7 млрд долларов, лома — на 9 млрд долларов. Индустрия переработки стального вторсырья достигла огромных масштабов. Каждый год в России собирают 30-32 млн тонн металлолома. Это очень много! Для сравнения, годовая выплавка всех видов стали в РФ — 65-70 млн тонн.

Вторичный бизнес очень выгодный и не сложный. Главное — добыть как можно больше сырья. На этой поляне толкаются тысячи компаний-перекупщиков. Они берут лом чёрных металлов по бросовой цене — 3-4 тысячи рублей за тонну. Затем сортируют и перепродают металлургическим комбинатам по 6-7 тысяч рублей. Уже 100% прибыли! Если отправить товар за границу, доход зашкалит до неприличия. Потому что мировая цена чёрного лома гораздо выше, чем в РФ. В пересчёте на рубли достигает 10-12 тысяч.

Провод для беспокойства

Границу для цветного вторсырья в России перекрыли ещё в 2001 году. Сделано это было не от хорошей жизни. Последней каплей стало заявление руководства РАО «ЕЭС». За два года у этой компании украли 8 тысяч км проводов (!). И мы об этих случаях писали много и подробно. Кроме того, охотники поживиться на вторсырье свинтили у энергетиков 43 тысячи различных металлических изделий на 3 млрд рублей. Вскоре всплыла такая цифра: с 1992 по 2000 год Россия экспортировала не менее 800 тысяч тонн цветного лома в год. Всего вывезли около 7 млн тонн. Из них минимум половина пришлась на ворованный металл. С тех пор официально российская граница открыта только для чёрных металлов. Правда, продавцы краденого цветмета легко обходят ограничение. Вторсырьё переплавляют в слитки и гонят на экспорт под видом товара первой свежести.

Краж металла меньше не стало. Пожалуй, с 2001 года масштабы явления даже выросли. Например, недавно ингушская полиция сбилась с ног, но так и не нашла украденные два километра магистрального трубопровода. Куда делся металл? В один из множества работающих в РФ нелегальных цехов.

Разнокалиберные чёрные скупщики лома работают в любом крупном городе. Надо сказать, у них нет отбоя от желающих сдать металл. На происхождение вторсырья традиционно закрывают глаза, хотя часто всё очевидно. В чём сомневаться, когда приносят металлические крышки от уличных люков? Как это произошло в Новочеркасске, где ГУВД отловило гражданина, каждую ночь выходившего на люковый промысел, похищавшего по 2-3 крышки и немедленно сдававшего их в нелегальный пункт приёма. Всего город недосчитался полусотни люков.

Чёрные скупщики не пасуют и перед более экзотичным товаром. В ноябре 2011 года капитан 2-го ранга, командовавший одной из приморских войсковых частей, без проблем сдал в металлолом боевую машину пехоты (БМП). Как установило следствие, при реальной цене бронетехники 90 млн рублей, в переплавке вору выдали 135 тысяч рублей.

Так что практика показывает, что на чёрном рынке металлолома легко можно сбыть что хочешь и в каком угодно объёме. Летом 2011 года в городе Новотроицк всплыло громадное хищение на заводе «Уральская сталь». Несколько работников предприятия вывозили с его территории металлолом вагонами. Группа работала слаженно: крановщики грузили, подкупленные машинисты выводили состав с территории предприятия, свои диспетчеры закрывали на это глаза. Составы — каждый с тысячами тонн похищенного металла — добирались до соседнего металлургического завода, где их разгружали и пускали товар в переплавку.

В общем, ломовое воровство продолжается по всей стране. Что чёрное, что цветное. Пока перепродажа металлов приносит бешеные прибыли, а правительство смотрит на ситуацию сквозь пальцы — теневой бизнес никуда не денется.

Мурманская область — «Ржавый Клондайк»?

Естественно, наш регион никак не может остаться в стороне от «этих коррозионных процессов». Естественно, что и ситуация у нас никоим образом не отличается от общероссийской.

Металлобизнес на Кольском полуострове был, есть и будет. Он успешно процветает, но нам не дано знать об его успехах. Сфера сбора металлолома является одной из самых закрытых, пожалуй, даже засекреченных. «Металлические бароны» не любят шумихи вокруг своих персон. Какой-либо выход из тени возможен вследствие того, что кто-то из них решит вдруг податься в политику, как это было, например, с претендентом в мурманские мэры Андреем Горшковым или хоть ненадолго, но состоявшимся мэром Степаном Тананыкиным.

В связи с этой темой всплывает ещё одна полузабытая фигура — бывший депутат областной думы Александр Хмель. Этот офицер-политработник, уходя в запас, изловчился создать некий Фонд поддержки военнослужащих «Валитов камень», финансовой основой существования которого оказался бизнес по разделке списываемых на Северном флоте кораблей. По информации наших источников, квоту на металлолом Хмелю распорядился выделить бывший губернатор Юрий Евдокимов. Однако Александр Хмель, войдя в оппозиционный стан, губернаторских надежд, видимо, не оправдал. Постепенно фонд «Валитов камень» приказал долго жить, а потом и сам Александр Хмель угодил в скандальную историю, будучи задержанным в нетрезвом состоянии североморской милицией.

В настоящее время фирмы по разделке судов на металлолом успешно работают в районе Нижнеростинского шоссе, на территории прежней судоверфи, в рыбном порту, а также на западном берегу Кольского залива. Это только в Мурманске.

Но никто не знает доподлинно, какова ситуация в ЗАТО, кто там, не покладая рук, работает, избавляя Краснознамённый Северный флот от множества устаревшей техники.

Наша справка:

Динамика роста цен на металлолом (черный):

1994 год — 20 долларов за тонну, 1999 год — 100 долларов, 2004 год — 200 долларов, 2011 год — 350-400 долларов.

По данным: Мурманское ИА Nord-News

© ruslom.ru